(0642) 64-79-72(066) 772-83-56

Медицинский центр «Любляна», Луганск.

Главная » Статьи » Известие о раке – это приговор или нет

С 01.01.2016 Г. МЕДИЦИНСКИЙ ЦЕНТР «ЛЮБЛЯНА» ВОЗОБНОВИЛ СВОЮ РАБОТУ.

Проблема дозвониться! Всегда на связи: +38 (0642) 64-79-72; (072) 109-95-15 (ЛугаКом).

Онкология, известие о раке – это приговор или нет?

Онкология.

Это отрывок из программы «Сценарий XXI» на радио «Эхо Москвы», ведущие - Алексей Соломин, Алексей Нарышкин. На прямой связи доктор, директор программы лечения онкогематологических заболеваний центра по лечению рака «Alta Bates» в Калифорнии Олег Крыжановский.

А. НАРЫШКИН: Мы задали вопрос нашим слушателям: все-таки рак, известие о раке – это приговор или нет, как вы считаете? Как вам кажется как специалисту?

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Нет, разумеется, это, конечно, не приговор. С каждым больным, с которым мы встречаемся, в общем, прогноз и лечение зависит от как бы трех ответов на три глобальных вопроса:

  • Какой это рак, или что это такое, конкретно с биологической точки зрения.
  • Где этот рак, это место его возникновения и куда он распространился – и это определяет и стадию, и также вид рака.
  • И третий вопрос – это кто этот человек, кто сейчас заболел раком. Потому что один и тот же рак, в одной и той же стадии у людей разного возраста и разного уровня здоровья имеет совершенно отличные результаты лечения.

А. СОЛОМИН: Скажите, а все мы сейчас знаем об этом заболевании, о природе этого заболевания? Или вот…

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Мы знаем то, что это не одно заболевание, это не одно заболевание. Мы знаем, что вероятность возникновения рака сильно зависит от возраста и, конечно, увеличивается очень сильно у людей после 60.

А. СОЛОМИН: Это с чем-то связано? Ну, просто…

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Вы знаете, это связано со многими очень факторами, но если сказать кратко, вероятно, это частично… это активные последствия старения. И многие ученые, лидеры в этой области, считают, что если мы победим старение, мы победим рак. Я имею в виду, конечно, раки у взрослых.

А. НАРЫШКИН: Вот смотрите, вы уже как раз начали эту тему. Все-таки вот в группе риска какие люди? Вы сказали, что это люди пожилого поколения. Ну, а если смотреть шире, это мужчины, женщины? Это, я не знаю, люди среднего достатка могут быть, бедные? Есть ли здесь вот такое деление? Или тут вот нельзя прям так разграничить?

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Вы знаете, каждый рак имеет свою социологическую… характеристики свои социологические. Ну, они широко известны. Они немножко отличаются от страны, и демография раков немножко отличается. Но в целом, в целом, у взрослых самые, как вы знаете… есть раки-убийцы, есть раки, которые являются как бы хроническим заболеванием, люди могут с ними жить десятилетиями.

А. НАРЫШКИН: Раки-убийцы – это какие?

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Из раков-убийц самый сейчас на первом месте и у мужчин, и у женщин – это рак легких. В значительной мере это рак, который возникает у курильщиков.

А. НАРЫШКИН: Да.

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Если можно сделать… вот если бы мне сказали: какой самый эффективный способ вы видите, чтобы предотвратить, чтобы уменьшить заболеваемость раком и количество смертельных исходов от рака? Я бы сказал, что прекратить активное и пассивное курение. И в стране, честно говоря, вот за последние 10 лет, например, в Америке, во многих странах Европы, где были приняты очень активные меры по запрещению курения, по как бы профилактике, по работе с населением о вреде курения, первый раз за последние 10 лет мы видим снижение заболеваемости и смертности от раков, как у мужчин, так и у женщин. Но благодаря этому, например, рак груди о женщин, который традиционно был самым частым раком у них, он так и остается, но смертей от рака груди, например, гораздо стало меньше, чем смертей от рака легких. Потому что рак легких остается довольно тяжелым заболеванием, и часто он диагностируется в ситуации, когда хирургическое лечение уже не помогает, а химиотерапия, радиация, к сожалению, часто имеет только полиактивную роль, играет в этом.

А. СОЛОМИН: Скажите пожалуйста, вы же работаете сейчас в США, в Калифорнии, вот в этом центре «Alta Bates». А до этого вы работали в России?

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Да.

А. СОЛОМИН: Вам есть с чем сравнивать? Я имею в виду сейчас по больным, как они воспринимают это сообщение о болезни, как они воспринимают лечение, как это проходит. Вот по-разному это ощущается или нет? И от чего, может, зависит?

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Вы знаете, честно говоря, я имею этот опыт, я могу вам ответить на этот вопрос, но, к сожалению, в России я не могу… я не практиковал в России как взрослый онколог, я был детским онкологом, поэтому как бы мне очень трудно…

А. СОЛОМИН: … сравнивать.

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Да, сравнивать. Но, тем не менее, конечно, у меня есть больные, которые приезжают из России в Америку лечиться, или просто выходцы из России, и я также часто… ко мне обращаются с консультациями. Все зависит от первого… многое зависит от уровня, образовательного уровня человека и того, как в первый раз, как, собственно, с ним поговорил доктор.

А. СОЛОМИН: Олег Игоревич…

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: В целом, конечно, многие воспринимают это как приговор. И это роль врача и роль как бы, в общем, и средств информации, объяснить, что, конечно, рак – это далеко не приговор. Да, это событие, которое изменит жизнь человека, но, тем не менее, у многих эта жизнь продолжает. Это может быть другая жизнь, но, тем не менее, жизнь многих продолжается, эти люди остаются продуктивными членами общества.

А. СОЛОМИН: Еще один вопрос, Олег Игоревич, если позволите. Сейчас все-таки ученые всего мира работают над какими-то… над средствами, да, по уменьшению вот этой чудовищной статистики по смертности от рака. Вот эти… мы получаем какие-то новые медицинские знания, и эти знания, они все-таки дают какой-то результат? Потому что вот мы читаем, там, в докладах ВОЗа, что смертность будет все увеличиваться.

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Я не видел этих данных. Как я вам сказал, статистика за последние несколько лет, особенно в Америке, показывает, что смертность от рака уменьшается. Но это не означает, что… понимаете, смертность – это не означает, что частота рака уменьшается. Частота рака может увеличиваться пропорционально тому, насколько будет… какое количество будет людей в стране больше 70 лет.

А. НАРЫШКИН: Ну, вопрос, получается, в том, что, например, в Америке все лучше, возможности диагностировать рак на ранней стадии и просто вылечить это заболевание, то есть сделать человека здоровым.

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Вы знаете, это даже не совсем так. Я бы сказал, что, например, такая программа, как скрининг на порок легких, который является самым главным убийцей как у мужчин, так и у женщин, это только делается в контексте клинических испытаний, например. Но увеличение выживаемости на самом деле пока основано на том, что действительно эффективность лечения очень высокая и это заболевание часто превращается в хроническое заболевание.

А. НАРЫШКИН: Смотрите…

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Особенно яркий пример – это с раком груди у женщин, которые практически (неразб.) больные живут десятилетия после диагноза даже метастатической болезни.

А. НАРЫШКИН: Возвращаясь к нашему первому вопросу. Вот мы спросили вас о природе рака. Вот достаточно ли сейчас сведений об этом заболевании, чтобы, например, изобрести, скажем так, ну, прививку или какую-то вакцину от рака, сделать человека вообще неуязвимым по отношению к этой болезни? Ну, например, чтобы это прививалось в школах, как у нас вакцинируют от разных других заболеваний.

О. КРЫЖАНОВСКИЙ: Очень хороший вопрос. Есть раки, с которыми мы точно знаем, что есть вакцины. Например, это рак шейки матки. И во многих странах это абсолютно как бы сейчас является стандартной частью профилактических прививок девочкам препубертатного возраста, когда им делают прививку против HPV, человеческого вируса папилломатоза, и у этих девочек вырабатывается иммунитет. И этот вирус, он в основном… этот рак, основная его… основные его возбудители – этот вирус. Это показано, что действительно уменьшает сильно вероятность этого рака. Ну, а самая главная интервенция по сокращению, уменьшению частоты рака легких – это прекращение курения. Никакие вакцины здесь не помогают. Вот. То же самое касается рака груди. Про рак груди очень важно профилактические маммограммы и осмотры профилактические.

Но я вам хочу сказать, что это только начало пути. Например, недавно мы, онкологи, были совершенно удивлены и потрясены тем фактом, что на самом деле вакцины, оказалось, например, помогают больным с метастатическим раком легкого. Точнее, не вакцина, а иммунотерапия. Вот. Совершенно никто этого не ожидал. И вакцина, например, помогает больным с метастатическим раком простаты, предстательной железы, и тоже мы этого никак не ожидали. Но пока, честно говоря, в ближайшем будущем я не вижу… если бы мы изобрели лекарство от старости, какое-нибудь лекарство от старости, то, скорее всего, был бы самый эффективный способ сократить заболеваемость раками, некоторыми по крайней мере.

А. СОЛОМИН: Спасибо большое. Олег Крыжановский, доктор, директор программы лечения онкогематологических заболеваний центра по лечению рака в Калифорнии, США, «Alta Bates» называется этот центр.

Источники:

Отрывок из программы «Сценарий XXI» на радио «Эхо Москвы» - http://echomsk.onlinetv.ru/record/20493.html

Медицинский центр «Любляна»
г. Луганск © 2012-2017
(072) 109-95-15(066) 772-83-56
Яндекс.Метрика